Об отношении революционных масс к роскоши. Из воспоминаний В.П. Антонова-Саратовского

8 Дек
2013

Вся тонкая идеологическая паутина общественных отношений, сотканная командующими классами в течение долголетнего их управления, была сметена в несколько дней, и процесс классовой борьбы предстал во всей грозной наготе. Стихийное движение крестьянства, казалось, не оставит камня на камне от помещичьих усадеб, буржуазных предприятий и само-державно-либеральных (февральских) государственных и общественных учреждений. В этой стихии отразились не только сдвиги в экономике страны, но и тот гнет, который давил мужика столетиями. Потомок «беглых» от московско-боярской кабалы, потомок поколений, бурно катившихся за Степаном Разиным и Пугачевым, начинатель аграрных движении со времен освобождения от крепостной зависимости, жертва свирепых репрессий после 1905 года — саратовский мужик, что называется, осатанел. И хотя наш декрет о земле, передававший все земли и сельскохоз. имущество крестьянам, запрещал разрушение народного достояния, которым отныне становились и помещичьи имения, мужик не везде и не всегда мог совладать с своею стихийной ненавистью.
Там, где помещик особенно «натрудил жилу», крестьяне окрестных деревень, выпив для храбрости, врывались в помещичью усадьбу с исступленными криками: «жги... ломай... чтобы вдрызг... чтобы пеплу не осталось... ни синь пороха от чертова отродья». И начинался жестокий разгром. Дробились огромные венецианские зеркала, коверкалась до неузнаваемости роскошная мебель заповедных гостиных, все эти «рококо» и «ампиры», рвались в клочья холодные полотна фамильных галерей, в бриллиантовый дождь рассыпался итальянский и французский хрустать, мололся тяжелыми ногами в придорожную пыль севрский фарфор; тончайший батист шел на онучи, и лебяжий пух из подушек и перин носился в комнатах густыми снежными хлопьями. Уничтожив все с исступленно-прилежным бешенством, мужики с «четырех концов» запаливали усадьбу, и через несколько часов от колончатого дома, мимо которого раньше крестьяне не решались проходить, оставались груды пепла и жалких обгорелых обломков... Мужики после расправы возвращались довольные, глубоко убежденные, что «ежели помещик одолеет, как в пятом году, то все одно — ничего не получит». Массовому разгрому подверглись дома земских начальников, камеры судей, избы урядников и прочей полицейской охраны.
Мне рассказывали, что при разгроме имения в Балашовском уезде крестьяне вы-тащили из фамильной галереей портрет отца помещика, отличавшегося особой жестокостью при крепостном праве, положили портрет на скамью и все по очереди били сто, при-говаривая: «ты нас порол при жизни, а мы тебя после смерти». Когда подходили последние, то от портрета оставались одни клочья, но и тогда от «порки» не отказывались и продолжали быть по «обличью Ирода окаянного».
Та же стихия вздыбила и наших рабочих. Правда, в отличие от крестьян, рабочие не громили имущества и учреждений, но они с величайшей ненавистью к буржуазии требовали от нас полной ликвидации старых правительственных и общественных учреждений и организаций. Впрочем, эта ненависть проявлялась иногда и в крестьянских формах. Один пример. Как сейчас помню, в ярко залитом электрическим светом здании губернаторского дома в разных позах и комбинациях отдыхают ребята. В углу стоит роскошный, стильный, покрытый золотистым атласом, диван. На нем устраивается спать наш друг Агеев, рабочий, прекрасный товарищ и революционер. Его высокие сапоги покрыты комьями липкой грязи. «Слушай, Андрей, — возмущаюсь я, — ты испортишь своими лапами эту прекрасную штуку». — «И чёрт с нею! — отвечает он, заблистав злобно глазами. — Тут губернатор со своими мамзелями... а теперь я, рабочий, попираю эту сучью шкуру...» На атласе отпечатался большущий рабочий сапог. «Да, ведь, нам же пригодится, болван».— «Сам ты болван. Что мы объедки, что ли, будем собирать? Вот они — руки-то... рабочие для себя еще получше сделают, а это дерьмо пусть пропадает». И он еще раз с остервенением пхнул диван ногою.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 1,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий или два

Страница 1 из 11

Наверх