Пьяные погромы в первые дни революции. Из воспоминаний В.П. Антонова-Саратова

8 Дек
2013

Умело пользуясь противобуржуазным настроением солдат, темные агитаторы стали разжигать их пристрастие к алкоголю и толкать на разгром винных складов. Расчет был ясен: споить гарнизоны и в пьяном состоянии бросить их па погром буржуазии, т. -е. фактически на погром городов. Большевики погрома не допустят, — значит произойдет столкновение, в результате которого авось они и падут. Агитация возымела свое влияние. В ряде уездных городов начались разгромы винных складов и пьяная вакханалия. Наиболее безобразна пьяная стихия в Петровске и Камышине. Местные Советы пытались утишить стихию, но, за отсутствием реальной силы, им почти-что ничего не удалось сделать. Наконец, пьяные банды их просто разогнали, и широкая волна пьяного безвластия разлилась по уездам. Ясно понимая причины и последствия этого явления, мы отчаянно с ним боролись. В Петровск мы послали для ликвидации безобразий отряд под начальством Ермощенки и Загуменного, снабдив их следующим характерным приказом:
«Вследствие совершающегося в городе Петровске разгрома винного склада, повального пьянства во всей Саратовской губернии и участившихся на этой почве грабежей, Воен-ный Совет при Исполнительном Комитете, сознавая, что дальнейшее продолжение по-громов и пьянства угрожает всем завоеваниям революции, окончательно расстраивает продовольственное дело, железнодорожное сообщение и терроризует граждан:
1. Объявляет город Петровск и его окрестности на 40 верст на военном положении.
2. Приказывает всем приехавшим в г. Петровск за водкой немедленно разъехаться.
3. Приказывает революционному отряду немедленно выступить в город Петровск для ликвидации беспорядков. Начальником отряда назначается солдат, член Учредительного Собрания — Ермощенко, помощником начальника отряда председатель крестьянской секции Саратовского Совета Раб., Солд. и Крест. Депутатов — Загуменный.
4. Солдатам революционной армии и всем гражданам вменяется в обязанность оказывать начальнику отряда и его помощнику всемерное содействие, сознавая, что их действия направлены исключительно для подавления пьяных погромов — лучших средств контрреволюции.
5. В случае вооруженного сопротивления или нападения на революционный отряд, послед-нему вменяется в обязанность не останавливаться перед самыми строгими мерами вплоть до применения ружейного, пулеметного и артиллерийского огня.
6. Начальнику отряда и его помощнику предоставляются самые широкие полномочия для ликвидации беспорядков, восстановления Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов, уничтоженного контрреволюцией во время погрома.
7. Граждане и солдаты, не исполняющие настоящего приказа, немедленно арестовываются и предаются Военно-Революционному Суду, как враги народа и защитники контр-революции.
Гор. Саратов, 24 ноября 1917 г.
Военный Совет при Исп. Ком. Сарат. Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депутатов».
К сожалению, соблазны «зеленого змия» оказались сильнее революционной стойкости. Отряд перепился и лишь обманом был увезен из злачного Петровска.
Второй отряд, под начальством Б. Молдавского, постигла та же участь. Перед «водочным разливанным морем» дрейфили, казалось, caмые твердые солдаты. Наконец, посланный в Петровск, член крестьянской секции Усанов придумал следующий трюк. Он задумал украсть заправилу пьянки — местного начальника гарнизона полковника Петрова. Этот явный белогвардеец натравливал очумевших солдат на Совет и на саратовские отряды. Для Усанова было ясно, что, пока Петров не изъят из местной среды, без кровопролития пьянку не ликвидируешь. Совместно с председателем местного Совета А. Костериным Усанов тайком арестовывает Петрова и увозит его в Саратов. Снаряженная за Усановым погоня чуть-чуть его не настигла и не отбила у него полковника-прохвоста. Лишь после этого караульная команда, во главе с Мачавериани, смогла навести порядок в Петровске. Полковник Петров впоследствии случайно был выпущен разгрузочно-тюремной комиссией и, конечно, скрылся...
1) Тов. Ермощенко горячо утверждает, что его Николаевич, входившие в отряд, не перепивались и выдержали с честью искушение.
В Камышине обстановка была еще хуже. Туда мы бросили маленький отряд человек в сорок, под началом М. Венгерова (его помощником был А. Яковлев. Конечно, с таким отрядом против двух с половиною тысяч разгулявшихся солдат, что называется, не попрешь. Власти же, которая бы могла содействовать отряду, фактически не существовало. Местный Солдатский Совет весь перепился и не пользовался авторитетом. Однако Моисей (Венгеров) не пал духом. Ловким приемом (ночным захватом казармы) он сумел разоружить весь камышинский гарнизон. Уничтожив вино и захватив отобранное оружие, Моисей вернулся в Саратов. Доклад его об операции, проникнутый его обычным меланхолическим юмором, вызывал в нас взрывы хохота, заставляя забывать о всей опасности, которой он подвергался вместе со своим отрядиком. Скромнейший товарищ, по нынешним временам получивший бы орден Красного Знамени, он всегда умалял свою по существу решающую роль в целом ряде боевых операций...
С большими усилиями нам удавалось ликвидировать пьяную эпидемию по губернии.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 1,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий или два

Страница 1 из 11

Наверх