Плешаков И. Н. Из истории Вольского кадетского корпуса

13 Мар
2012

Среди большого числа учебных заведений Саратовской губернии дореволюционного периода Вольский кадетский корпус занимает совершенно особое место. Его недолгое существование не успело оставить значительный след в жизни региона, между тем, история корпуса уходит своими корнями к началу XIX в.

Во второй половине XVIII столетия в русской армии все ощутимее проявлялся недостаток в образованных офицерах. Современники не раз отмечали их низкий культурный и профессиональный уровень. Так, по отзыву одного иностранца, жившего в России в конце 90-х гг., русский офицер «почти всегда невежа»[1]. О том, что «дворяне почитают невежество своим правом» писал в своих записках о XVIII столетии Г. С. Винский[2]. В «тине  невежества» находил дворян и А. М. Тургенев[3]. В. О. Ключевский объяснял такое положение дел тем, что «привычка учиться для службы не выработала» у них «внутренней потребности образования»[4]. Нельзя, однако, сказать, что благородное сословие не понимало недостаточность своих познаний. Ещё во время работы Уложенной комиссии в 1767 – 1768 гг. дворяне нескольких губерний предлагали в своих наказах открыть в провинциальных городах корпуса для обучения в них «шляхетских детей»[5]. Однако свои чаяния в этом вопросе они привычно возлагали на правительство. Исправить ситуацию с образовательными учреждениями в государстве попытался император Павел. По его поручению Правительствующий Сенат в феврале 1801 г. начал сбор сведений об учебных заведениях в государстве[6]. Одну из последних задач царствования покойного отца взялся решить Александр I. Изменить положение предполагалось с помощью учреждения новых военных начальных училищ. Автором идеи выступил последний фаворит Екатерины II П. А. Зубов. В представленном императору проекте он предложил открыть сеть провинциальных учебных заведений с шестилетним курсом обучения, из которых дети дворян, «приуготовленными уже и образованными в первых началах наук», могли направляться в кадетские корпуса, либо продолжать учебу в университетах[7]. Одобрив идею, Александр I предложил дворянству 17 губерний обсудить вопрос о денежных пожертвованиях[8]. Одним из кандидатов на участие в проекте был Саратов. В XIX столетие «громадная по территории, с миллионным, приблизительно, населением губерния вступала … с одним большим училищем и небольшим частным пансионом в губернском городе, в котором считалось более 10 тысяч жителей»[9]. Необходимость нового учебного заведения была совершенно очевидна.

7 декабря 1801 г. саратовские дворяне на общем собрании постановили внести на эту цель 6235 руб. 50 коп.[10] Сумма эта была явно недостаточной. Так, в одной Оренбургской губернии, где по отзыву П. Л. Юдина, «пожертвования поступали туго», к 1817 г. дворяне внесли «всего лишь»(!) 40 тыс. руб.[11] Причиной более чем скромного участия дворян в осуществлении намерений правительства могла быть их относительная малочисленность. Несмотря на фактический провал «жертвенной кампании», на новом плане Саратова, составленном в 1803 г. губернским архитектором Х. И. Лоссе, было предусмотрено место строительства дворянского военного училища[12]. Перед зданием предполагалось оставить большую площадку, предназначенную для строевых занятий учащихся. Старания проектировщика, впрочем, оказались тщетны. 21 марта 1805 г. Александр I утвердил «План военного воспитания», согласно которому военные училища предполагалось открыть в 10 городах империи[13]. Саратов в одобренный императором список не попал. Дворянам предлагалось вносить пожертвования для училища, учреждаемого в Воронеже, но это устроило очень немногих. 20 июня 1806 г. они по собственной инициативе составили и утвердили примерный штат Саратовского училища и обратились в Петербург с просьбой о разрешении его открытия. Правительство не одобрило их намерения и дворяне решили «все свои назначения по военным училищам, как Саратовскому, так и Воронежскому, оставить до удобного времени»[14]. В 1809 г. они вновь попытались вернуться к этому вопросу, но положительно решён он так и не был[15].

Пока высшее сословие искало наименее затратные для него способы обрести для своих детей желанный корпус, совсем рядом и почти незаметно проходила жизнь старейшего военно-учебного заведения края, уходящего своими истоками к созданной в Саратове в середине 60-х гг. XVIII в. гарнизонной школе. В школе преподавали русскую грамматику и правописание, арифметику, политическую географию, естественную и всеобщую историю, катехизис и особую дисциплину, которую можно сравнить с курсом обществоведения, так называемый «Закон о должности человека и гражданина». Анализ программы школы позволил одному из исследователей назвать это учебное заведение «своеобразной военной гимназией» XVIII столетия[16].

В начале 1799 г. школа получила статус отделения Императорского военно-сиротского дома[17]. В провинциальные отделения должны были принимать «всех, без изъятия, солдатских и унтер-офицерских сыновей, в службе рождённых» начиная с семи лет. Их обучали «всему строевому и до воинской службы и её порядка принадлежащему, грамоте, арифметике, барабанщичей науке, играть на флейте»[18]. В 1804 г. были изданы новые правила, регулировавшие статус солдатских детей, которые со следующего 1805 г. получили наименование кантонистов[19]. В конце XVIII – начале XIX в. их численность в Саратове постоянно возрастала[20]. Кантонисты размещались по обывательским квартирам, что естественно вызывало частые конфликты и взаимные претензии. В 1821 г. саратовский губернатор А. Д. Панчулидзев поставил вопрос о переводе кантонистов в Вольск. Дело, однако, застопорилось на целое десятилетие и лишь в 1831 г. несколько сотен саратовских воспитанников перевели в Вольск[21].

В 1856 г. кантонисты были упразднены, а на основе состоявших из них батальонов созданы училища военного ведомства. Более позднее название — военно-начальные школы, вполне отражает их место в сложившейся иерархии образовательных учреждений. По окончании 4-х годичного элементарного курса их выпускники направлялись в специальные школы, готовившие младших военных специалистов, либо определялись в армию писарями[22]. В 1868 г. в Вольске, на основе одной из таких школ, создаётся военная прогимназия, со штатом в 200 (с 1874 г. — 100) учеников[23]. Ей изначально был придан «особый характер воспитательного учреждения для нравственного исправления малолетних, переводимых сюда из других общеобразовательных заведений» военного ведомства[24]. Одновременно это учебное заведение оказалось «совершенно закрытым для детей местного городского населения»[25]. Таким образом, оно на три десятилетия было фактически выключено из образовательной системы региона.

В выполнении своей воспитательной миссии прогимназия достигла поразительных результатов. Доклад профессора И. А. Сикорского о её педагогическом опыте, сделанный им на одном из международных конгрессов в Женеве, вызвал у слушателей живейший интерес[26]. Своими успехами прогимназия была во многом обязана личности её директора полковника П. Я. Остелецкого. Этот «отличный специалист по своей части, вполне преданный делу», не только всячески способствовал становлению учебного заведения, но и пожертвовал на его нужды значительный капитал – 1000 рублей[27]. В 1870 и 1874 г. военный министр Д. А. Милютин посещал Вольскую прогимназию с инспекционными поездками, оставившими у него весьма благоприятные воспоминания[28]. «Отрадное впечатление» оставляла школа[29] и в конце XIX столетия. Среди её воспитанников царило «детское, жизнерадостное настроение»[30]. В 1900 г. школу посетил новый начальник Главного управления военно-учебных заведений великий князь Константин Контантинович. Во время визита он удостоверился, что она «стоит на высоте своей задачи и является воспитательным заведением в истинном значении этого слова»[31]. Но и в таких условиях исправлялись отнюдь не все. В числе «неподдающихся» оказался, между прочим, дядя известного советского писателя К. Г. Паустовского. За удар офицера он был разжалован в солдаты из Вольска пешком с полной выкладкой направлен к месту службы на запад страны[32].

Благотворное влияние на умонастроения саратовских дворян относительно необходимости обзавестись собственным училищем оказали новые правила о воинской повинности, предоставлявшие ощутимые льготы в её исполнении в зависимости от образовательного уровня. Устав 1874 г. дал, по выражению А. Ф. Кони, «могучий жизненный стимул для развития народного образования»[33]. Дворянам губернии он дал ещё и хороший толчок к возобновлению забытого вопроса. О желательности открытия в губернии военной гимназии заговорили уже на очередной сессии губернского дворянского собрания в 1876 г.[34] Но и тут саратовцы оказались верны себе: дальше разговоров дело не пошло. В 1879 г. в губернии возник слух о предстоящем преобразовании Вольской прогимназии в более престижную военную гимназию. Аналогичное намерение армейского руководства в конце столетия озвучил со своих страниц «Разведчик». При этом предполагалось, что учебное заведение сохранит свой «исправительный» характер[35]. Ожидания саратовцев были вполне обоснованы, так как в 1896 г. состоялось преобразование в кадетский корпус Ярославской военной школы. Её младших воспитанников перевели в Вольскую школу, которая среди других «полноценных» военно-учебных заведений России оставалась теперь в гордом одиночестве. Правда, уже с 1902 г. сюда перестали отправлять кадет, «подающих мало надежды на исправление»[36]. Но на уже утвердившейся в обществе репутации школы, как отстойника всех неблагополучных элементов кадетских корпусов империи это никак не отразилось.

В июне 1908 г. жители губернии узнали об окончательном решении учредить в Вольске кадетский корпус. Преподаватели военной школы начали подавать прошения о переводе в другие учебные заведения, а саратовцы с интересом присматриваться к долгожданному приобретению[37]. Уже в марте 1909 г. новый корпус, обосновавшийся в старом здании военной школы, посетил главный начальник военно-учебных заведений России Великий князь Константин Контантинович. Кадет здесь было ещё совсем мало: 12 во втором и 25 в первом классе. Все они были «веселы, здоровы, очень приветливы, жизнерадостны и ласковы. Одеты чисто, острижены коротко. Вид их показывает, что кадетам живётся весело и привольно. При опросе отвечали свободно, не забывая впрочем титуловать, как следует». Состояние учебной части, питания, гигиены и содержания кадет князь нашёл в самом лучшем виде. Будучи известным поэтом, печатавшимся под псевдонимом «К. Р.»,  он по пути из Воронежа успел написать ставшее знаменитым стихотворение «Кадету» — своеобразный гимн и одновременно лебединая песня старого кадетского быта[38].

27 мая 1909 г. вольский уездный предводитель дворянства довёл до сведениягубернского предводителя возникшую у него мысль «о переводе стипендий саратовского дворянства из Симбирского в Вольский кадетский корпус», что, по его мнению, могло принести «большие удобства гг. дворянам». 5 сентября того же года эту мысль одобрило собрание уездных предводителей и депутатов дворянства. Тот же вопрос заинтересовал и пензенского губернского предводителя, который 13 мая 1910 г. осведомлялся у своего саратовского коллеги В. Н. Ознобишина, «продолжает ли быть Вольский кадетский корпус по своему назначению и режиму исправительным корпусом, как это было в прежнее время». Ознобишин переадресовал вопрос к директору корпуса генерал-майору П. В. Моралевскому, который сообщил, что вверенный ему корпус «есть нормальное среднее учебное заведение» и «комплектуется со стороны мальчиками вполне успешными и с одобрительным поведением»[39]. Тем не менее, за вольцами до конца продолжал тянуться своеобразный легендарный шлейф «каторжного» или «штрафного» корпуса, «арестантского училища», более похожего на «дисциплинарный батальон»[40]. Руководству корпуса пришлось заботиться не только о его репутации, но и о благозвучности топографических названий Вольска. Весной 1915 г. директор корпуса просил городскую управу заменить «неприличное название» проходящего мимо учебного заведения «Свиного» переулка на «Корпусный» или «Кадетский»[41].

В 1914 г. в жизни учебного заведения произошло важное событие. 17 мая этого года состоялось торжественное освещение высочайше пожалованного знамени  Вольского кадетского корпуса. «Под сению этого священного знамени» тогда же был произведён первый выпуск кадет, после которого учебное заведение начало «жить полною жизнью»[42]. Специально для вручения воинской реликвии в корпус приехал инспектор военно-учебных заведений России великий князь Константин Константинович, видевший возмужавших выпускников ещё резвыми мальчиками. Вместе ними высокий гость прибивал золотыми гвоздиками полотнище к древку[43]. Как вспоминал кадет К. М. Григоров, во время его визита все ожидали, что «князь станет нашим шефом и тогда на наших погонах будет великокняжеская корона с вензелем КК». Но эта надежда не оправдалась[44].

Очень быстро недавний «гадкий утёнок» военно-учебной системы империи превращался в первоклассный кадетский корпус, вполне конкурентоспособный в сравнении со своими более старшими собратьями. Большое и просторное здание, хороший подбор преподавателей, великолепно оборудованные учебные кабинеты и спальни воспитанников – всё это в совокупности создавало в учебном заведении особую атмосферу, в которой лучшие кадетские традиции старой школы удачно уживались с новыми веяниями. Ещё ученики военной школы начали в 1907 г. издавать сначала рукописный, а позднее печатавшийся в местной типографии журнал «Волец». Тон на его страницах задавали сами кадеты, помещавшие здесь свои стихи, рассказы и сообщения о жизни корпуса[45]. В начале 1914 г. в корпусе было положено начало музею, коллекция которого складывалась преимущественно из находок кадет[46]. Но совсем скоро в повседневный быт вольцев грозной поступью вошла I Мировая война. Как и почти повсеместно, весть о ней вызвала среди учащихся взрыв патриотических настроений. Когда 9 марта 1915 г. было здесь получено известие о взятии русскими войсками крепости Перемышль, с разрешения директора оркестр, составленный из самих учеников, с музыкою обошёл все этажи здания, возвещая о «радостном событии, при чём кадеты отвечали восторженным «ура!»[47]. «Кто не может служить солдатом, служи солдату», провозгласили они на страницах «Вольца» и начали служить – служить, как могли. В мастерской корпуса подростки принялись изготовлять деревянные ручки для ручных гранат, а в нижних комнатах здания поместился лазарет для раненных воинов. Кадеты посылали подарки в действующую армию, переписывались с бывшими преподавателями, некоторые из которых вскоре погибли. В начале 1916 г. печальный счёт потерь открылся и для их учеников — на фронте погиб недавний выпускник подпоручик Константин Митурич – «первая жертва, принесённая Вольским корпусом на алтарь Царя и Отечества»[48].

Весть об отречении царя не вызвала в Вольске крупных беспорядков. 16 марта 1917 г. одновременно с другими военнослужащими гарнизона по приказу его начальника генерал-майора Забелло присягу на верность Временному правительству приняли офицеры, воспитанники и «весь служебный персонал корпуса», построенные на площади перед ним[49]. Как вспоминал один из присягнувших тогда учеников К. М. Григоров, на состоявшемся параде все кадеты «были с красными бантами». Следом за этим в здании «поснимали все царские портреты»[50].

Через несколько месяцев Вольскому кадетскому корпусу пришлось разделить общую судьбу военно-учебных заведений старой России. Его богатое имущество, библиотека и архив были полностью разграблены, а многие ученики и преподаватели подверглись репрессиям. История учебного заведения прервалась, по сути, так и не успев начаться. Сохранить память о нём и возродить лучшие традиции корпуса – долг нашего времени.


[1] Записка баварца о России времён императора Павла. Сообщ. Е. Шумигорский // Русская старина. 1899. № 10. С. 77.

[2] [Винский Г. С.] Моё время. Записки Г. С. Винского / Ред. и вступ. ст. П. Е. Щеголева. СПб., 1911. С. 130.

[3] [Тургенев А. М.] Записки А. М. Тургенева // Былое. 1919. № 14. С. 87.

[4] Ключевский В. О. Воспоминание о Н. И. Новикове и его времени // Исторические портреты. Деятели исторической мысли / Сост., вступ. ст. и прим. В. А. Александрова. М., 1990. С. 374.

[5] Аурова Н. Н. Система военного образования в России: кадетские корпуса во второй половине XVIII – первой половине XIX века. М., 2003. С. 14.

[6] Государственный архив Саратовской области (далее — ГАСО). Ф. 2. Оп. 1. Д. 20. Л. 2.

[7] Полное собрание законов Российской империи. Собрание I. (далее — ПСЗ I). Т. XXVI. № 19980; Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XIX веке. М., 1973. С. 123; Волков С. В. Русский офицерский корпус. М., 1993. С. 103; Голушко Ю., Колесников А. Школа российского офицерства. Исторический справочник. М., 1993. С. 55.

[8] ПСЗ I. Т. XXVI. № 19980.

[9] Любомиров П. Г. К истории народного образования в Саратовской губернии до освобождения крестьян // Труды Нижневолжского областного научного общества краеведения «Истархэт», бывшего Саратовского общества истории, археологии и этнографии. Вып. 34. Ч. 2. Саратов, 1924. С. 34.

[10] ГАСО. Ф. 19. Оп. 3. Д. 61. Л. 232 — 232 об.

[11] К 1824 г. – 152 тыс. руб. См.: Юдин П. Л. Григорий Фёдорович Генс, первый директор Оренбургского кадетского корпуса // Русская старина. 1899. № 8. С. 366.

[12] Ныне на этом месте, расположенном напротив Педагогического института СГУ, строится административное здание. Возведение военного училища предполагалось в квартале между нынешних улиц Мичурина и Советской, а также Горького и Провиантской.

[13] ПСЗ I. Т. XXVIII. № 21675.

[14] ГАСО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 20. Л. 2 — 2 об; Государственный архив Пензенской области. Ф. 132. Оп. 1. Д. 166. Л. 2.

[15] Подробнее о неосуществлённом проекте см.: Плешаков И. Н. Проект учреждения дворянского военного училища в Саратове в начале XIX века // Новый век: история глазами молодых: Сб. науч. Тр. аспирантов и студентов истор. фак. СГУ / Под ред. А. А. Германа, Н. И. Девятайкиной. Вып. 2. Саратов, 2003.

[16] Рабинович М. Д. К истории просвещения в России в конце XVIII в. (Саратовская солдатская гарнизонная школа в 1793 г.) // Исторический архив. 1958. № 1. С. 230 – 232.

[17] ПСЗ I. Т. XXV. № 18793.

[18] Там же. См. также: Т. XXV. № 18841.

[19] ПСЗ I. Т. XXVIII. № 21125; Лалаев М. С. Исторический очерк военно-учебных заведений, подведомственных Главному их управлению. От основания в России военных школ до исхода первого двадцатипятилетия благополучного царствования государя императора Александра Николаевича. 1700 — 1880. СПБ., 1880. С. 119; Ячменихин В. К. Институт военных кантонистов в структуре русской армии // Вестник Моск. ун-та. Сер. 8. История. 2000. № 1. С. 58.

[20] ГАСО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 436. Л. 1; Д. 525. Л. 79; Д. 725. Л. 401 об; Д. 627. Л. 403; Д. 770. Л. 2; Плешаков И. Н. Военное образование в российской провинции во второй половине XVIII – начале XX вв. (По материалам Саратовской губернии) // Прихопёрье и Саратовский край в панораме веков: Материалы XIII историко-краеведческой конференции 21 ноября 2003 года / Отв. ред. В. В. Назаров. Балашов, 2004. С. 35.

[21] ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 102. Л. 1 — 54; Филиал ГАСО в г. Вольске (далее — ВФ ГАСО). ОДФ - 1. Оп. 1. Д. 415. Л. 15 — 16; Д. 663. Л. 96; Д. 666. Л. 92; Леопольдов А. Ф. Статистическое описание Саратовской губернии, составленное Андреем Леопольдовым. В 2-х частях. СПб., 1839. Ч. 2. С. 80; Безносиков. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т. V. Ч. 4. Саратовская губерния. СПб., 1852. С. 173, 211.

[22] Лалаев М. С. Указ. соч. С. 200; К истории военно-учебной реформы императора Александра II-го. 1856 – 1870 // Русская старина. 1887. № 5. С. 707; Еланский В. Г. Краткая записка об историческом происхождении Вольской военной школы // ТСУАК. Т. IV. Вып. 1. Саратов, 1893. С. 22 — 23.

[23] ПСЗ. Собрание 2. Т. XLIII. № 46087; Лалаев М. С. Указ. соч. С. 204 — 205; Еланский В. Г. Указ. соч. С. 24; Военно-статистический сборник. Вып. IV. Россия / Под. Ред. генерал-майора Н. Н. Обручёва. СПб., 1871. Отд. II. С. 129 — 130; Столетие Военного министерства. 1802 – 1902. Т. X. Ч. III. Главное управление военно-учебных заведений. Исторический очерк. Сост. Н. А. Соколов. СПб., 1914. С. 26.

[24] Лалаев М. С. Указ соч. С. 208; Еланский В. Г. Указ. соч. С. 24; К юбилею главного начальника военно-учебных заведений генерала от инфантерии Махотина. 1849 – 1899 // Педагогический сборник, издаваемый при Главном управлении военно-учебных заведений (далее — ПС ГУВУЗ). 1899. № 6. С. 7 – 13.

[25] Саратовский справочный листок. 1871. 25 ноября.

[26] См.: Симонов И. С. Граф Д. А. Милютин и военно-учебное ведомство // ПС ГУВУЗ. 1912. № 2. С. 162 — 163; Там же.1897. № 10. С.44 — 45; 1901. № 3. С. 19.

[27] [Милютин Д. А.] Дневник Д. А. Милютина. 1873 – 1875. Т. 1. М., 1947. С. 205.

[28] Там же.

[29] В военную школу прогимназия была переименована в 1882 г.

[30] Приказ по ВУЗ № 62. 31 июля 1897 г. // ПС ГУВУЗ. 1897. № 10. Отд. I. С. 45.

[31] Приказ по ВУЗ № 30. 24 февраля 1901 г. // Там же. 1901. № 3. Отд. I. С. 19.

[32] Паустовский К. Г. Повесть о жизни // Собрание сочинений в 9 т. Т. 4. М., 1982. С. 46.

[33] Кони А. Ф. Граф Дмитрий Алексеевич Милютин (1912 г.) // Собрание сочинений в 8 т. Т. 5. М., 1968. С. 235.

[34] Саратовский справочный листок. 1876. 14 января; Подробнее см.: Плешаков И. Н. Проект учреждения … С. 10 — 12; Он же. Военное образование … С. 35 — 37.

[35] Разведчик. 1900. 1 февраля.

[36] См.: ПС ГУВУЗ. 1902. № 3. Отд. I. С. 42.

[37] См.: Саратовский листок. 1908. 8 июня, 20 июля; Приказ по военному ведомству. 1908.  № 433.

[38] Приказ по ВУЗ. 1909. 24 ноября // ПС ГУВУЗ. 1910. № 3. С. 27 — 29; Вострышев М. И. Августейшее семейство. Россия глазами Великого князя Константина Константиновича. М., 2001. С. 250.

[39] ГАСО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 1169. Л. 1 — 5. См. также: Ф. 179. Оп. 1. Д. 1214. Л. 2 – 10. Помимо казённокоштных учеников и стипендиатов дворянства в корпус принимались «по экзамену на воспитание своекоштными сыновья потомственных дворян, чиновников, почётных граждан и купцов с платою по 450 руб. в год» (Саратовский листок. 1911. 18 октября).

[40] См.: Паустовский К. Г. Повесть о жизни // Собрание сочинений. В 9-ти т. Т.4. М.,1981. С.46; Рейли Д. Д. «Заложник пролетариата». Отрывки из воспоминаний А. А. Минха. Саратов, 2001. С. 16; Отрывки из неопубликованных воспоминаний К. М. Григорова автору любезно предоставил саратовский историк Е. К. Максимов.

[41] ГАСО. Ф. 25. Оп. 1. Д. 4282. Л. 1 – 3.

[42] См.: «Волец». Журнал, издаваемый кадетами Вольского кадетского корпуса. 1916. № 9. С. 7.

[43] См.: Торжество освящения высочайше пожалованного знамени Вольскому кадетскому корпусу 17 мая 1914 года. Памятка вольскому кадету. Вольск, 1914; Воспоминания К. М. Григорова.

[44] Воспоминания К. М. Григорова

[45] Русская военная периодическая печать (1702 — 1916). Библиографический указатель. М., 1959. С. 225. За период с 1907 до конца 1916 г. всего вышло девять номеров.

[46] См.: Протоколы заседаний общего собрания членов Саратовской учёной архивной комиссии. 17 мая 1914 г. // Труды Саратовской учёной архивной комиссии. Вып. 33. Саратов, 1915. С. 107 – 108.

[47] Волец. 1915. № 6. С. 31.

[48] См.: Там же. 1915. №. 4 – 8; 1916. № 9.

[49] ВФ ГАСО. ОДФ – 1. Оп. 1. Д. 2841. Л. 5.

[50] Воспоминания К. М. Григорова.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка...

Один комментарий к записи Плешаков И. Н. Из истории Вольского кадетского корпуса

Avatar

владимир

19 марта 2013 в 9:29 пп

Иван Николаевич,а не плохо изложено,емко. с ув владимир

Оставить комментарий или два

Страница 1 из 11

Наверх