Славин И.Я. Саратовский городской театр. Исторический очерк

7 Мар
2012

В будущем 1913 году минет ровно пятьдесят лет, как последовало Высочайшее повеление (26 апреля 1863 г.) о разрешении Сара¬товскому Городскому Обществу употребить из городских средств 40,000 руб. на постройку нового каменного здания театра, план на кото¬рый, составленный Губернским инженером К. В. Тиденом, был высочайше утвержден 19-го декабря того же 1863 года. Поэтому мы призна¬ли своевременным возобновить в обществен¬ной памяти обстоятельства, сопровождавшая эту полувековую годовщину, и события, следовавшая за него. Как увидим ниже, в данном слу¬чае мы имеем дело не только с приближаю¬щимся полувековым юбилеем существующего здания Городского Театра, но и с фактом более знаменательным, достойным быть отмеченным в истории Саратовского Городского Общественного Управления. Наше старое Сара¬товское дореформенное, сословное городское управление до начала шестидесятых годов прошлого столетия было совершенно чуждо какого-либо касательства до театра и театрального дела вообще. Все его отношение к данному воп¬росу исчерпывалось двумя параграфами высочайше утвержденного 16 марта 1839 г. Положения о доходах и расходах г. Саратова следующего содержания: §76 «С эквелибристов и штукмейстеров, дающих в г. Саратове публичные представления, взимать от 5 до 10 руб. за каждый день; если же им будет пре-доставлено для сего принадлежащее городу здание, то полагать особый сбор, по утверждению начальника губернии». § 77 «Содержатель теат¬ра за каждое представление платит в пользу города по 5 руб.». Таким образом в отделе V Положения, предусматривающим «сборы с заведений, имеющих предметом народное увеселение», наряду с «эквелибристами» и «штукмейстерами» стояли и театры, отнесенные к «заведешям». Такому отношению стараго дореформенного городского управления к театру нисколько не противоречит и то обстоятельство, что на городском месте существующего нр.ш1> здания городского театра с начала прошлого столетия стояло деревянное театральное здание, небольшое, серое, неуклюжее, напоминавшее поместительный сарай (говорим по личным воспоминаниям и впечатлениям раннего детства). Это здание в самом конце пятидесятых годов прошлого столетия было заменено также деревянным обширным зданием театра, которое сгорело 29 июля 1862 года. Но как тот, так и другой театрал, хотя и находились на городской земле, до городского управления ника¬кого отношения не имели; здания эти городу не принадлежали. В архивных городских делах, явившихся источниками для настоящего очерка, сохранились только отрывочные сведения о том, что последний сгоревший в 1862 году театр принадлежал особому попечительству в составе: кн. В. А. Щербатова, А. А. Столыпина и И. П. Зотова. Все эти лица — местные помещики, из которых первый в 1863 году был назначен Саратовским Губернатором, а второй в сороковых годах прошлого столетия был Саратовским Губернским Предводителем дворянства. С ними мы еще встретимся при постройке существующего каменного здания городского театра, Пожар 29 июля 1862 года приключился во внесезонное время, когда театр пустовал, а потому обошелся без человеческих жертв и, как увидим ниже, не мало способствовал украшению Саратова. С этим пожаром отошел в область исторических воспоминаний последний отзвук меценат¬ства былых годов...
Сгоревший «попечительский» театр находился в арендном содержании некоего коллежского секретаря Ф. Н. Аверковича. 7 августа 1862 года Аверкович обра¬тился к Саратовскому Губернатору с доклад¬ной запиской о том, что вместо сгоревшего театра он приискал дом генерала Унковского (На Большой Кострижной ул., занимаемый теперь Александровским ремесленным училищем, для которого он был приобретён городом от Унковского в конце шестидесятых годов прошлого столетия за 20 тыс. руб.), «который продает его и назначил решительную цену 28,000 руб. сер. По соображению для отделки его нужно 17,000 руб. сер. Означенный дом для помещения театра удоб¬ный. Я со своей стороны платить аренды за него, не принимая на себя страхование, могу 2,500 руб. сер.». Эту докладную записку Губернатор при предписании от 8 августа 1862 года за № 0939 препроводил в Городскую Думу, предлагая ей «войти немедленно в рассмотрение и изложенного в оной предложения г. Аверковича и в разрешение оного постановить законное определение».
Дореформенная Городская Дума, по своему составу, по существу функций и по компетенции, не имела ничего общего с распорядительным органом Городского Управления, который в настоящее время носит то же имя. Старая до¬реформенная Дума состояла под председательством Городского Головы из избранных городским обществом шести гласных от купцов, мещан и ремесленников по два от каждого сословия и являлась действующим под надзором Губернского Правления исполнительным органом Городского Общества, каковым в настоящее время является Городская Управа. 20 августа 1862 г. такая шестигласная Городская Дума рассмотрела вышеозначенное предложение Губернатора с докладной запиской Аверковича. Из журнала этого заседания вид¬но, что весь бюджет города Саратова в 1862 году как по приходу, так и по расходу рав¬нялся 110,290 руб. 43 ½- коп. Дума, установив то обстоятельство, что «сгоревший театр был построен не из городских сумм» и, перечислив все законные расходы и повинности, лежащие на Городском Управлении, согласно т. XII Св. Зак. Уст. о город, хоз., заключает, так «но на устройство и содержание Городско¬го Театра никаких расходов не определено». Исходя из этих соображений. Дума нашла, что «без согласия Общества» она не может принять предписание Губернатора и постановила: передать это предписание «к личным делам Городского Головы для предложения этого об¬стоятельства на обсуждение Городского Общест¬ва и составления о том приговора». Городское Общество, рассмотрев 18 сентября 1862 года предписание Губернатора, нашло, что дом Унковского, выстроенный для жилых помещений и имеющий в ширину всего 8 сажен, потребует значительных переделок и расширения, что обойдётся городу «не менее 40 тыс. руб. сер. А потому Общество «признало более удобным избрать другое приличное место и на оном выстроить новое каменное для театра здание, ко¬торое обойдется, по предварительному исчислнию Губернского Архитектора, не более 60,000руб. сер.и которое будет приносить годового дохода, от 3-х до 3 ½ тыс. руб. сер.». Как на источник для удовлетворения этого расхода в приговоре 18 сентября 1862 года указано на капитал «об¬разовавшейся от продажи и раздачи в оброк городских земель, хранящейся в Государственном банке, кассового капитала по справке оказалось 771,853 руб. 43 ½ коп. сер. Этот приговор был представлен на подлежащее утверж¬дение в Министерство Внутренних Дел, от¬куда в декабре 1862 года был получен ответ следующего содержания: «Министр Внутренних Дел — говорится в отзыве — разделяет мнение Городского Общества о необходи¬мости устройства здания для театра в Саратове, нашел однако не совсем удобным тре¬бующуюся на сей предмет значительную из¬держку отнести на счет городских средств, при тех ежегодно оказывающихся дефицитах, которые приходится покрывать на счет запасных капиталов, почему, имея в виду, что прежде существовавший в Саратове театр был устроен помимо городских средств, полагал предложить Городскому Обществу — не признает ли оно возможным и ныне устроить здание для театра, не касаясь городских запасных капи¬талов». Очевидно, Министр Внутренних Дел в постройке Саратовского театра рассчитывал, по примеру прежних лет, или на пожертвование, или же на частную предприимчивость. Но Саратовский Губернатор в представлении от 15 февраля 1863 года объяснил, что «Город¬ское Общество относительно издержки на театр выразило уже положительное свое мнение в приговор 18 сентября 1862 года... и за сим не предоставляется возможным отнести эту издержку на другую какую либо сумму, потому что жители города еще помнят недавний взнос на этот предмет значительных сумм и, если открыть подписку, то она, во всяком случае, не будет иметь полного успеха». В заключение Губернатор испрашивал разрешение Министра на израсходование на театр вместо 60 тыс. руб. сер., хотя бы 30 тыс. руб. сер., удостоверяя, «что на эти деньги он надеется выстроить но¬вое каменное театральное здание, достаточное по обширности и, вообще, приличное для города, с тем, что, если бы и пришлось добавить к этой сумме что-либо, то недостаток этот можно пополнить приглашением некоторых лиц к пожертвованиям». Вследствие этого представле¬ния Саратовского Губернатора, дело о постройке Саратовского театра восходило до Комитета Ми¬нистров и согласно положению его Государь Император 26 апреля 1863 года «Высочайше повелеть соизволил: разрешить Саратовскому Го¬родскому Обществу употребить сорок тысяч рублей из принадлежащего городу Саратову запасного капитала на устройство, с соблюдением установленных правил здания для театра с тем, чтобы здание это составляло собственность города и чтобы заботливость об извлечении из оного воз¬можно больших выгод в пользу городских доходов лежала на ближайшей ответственности Го¬родского Общества». Об этом Высочайше повелении Саратовское Губернское Правление дало знать Городской Думе указами от 31 мая и 10 июня 1803 года, предлагая в последнем из них «составить на предмет построй¬ки каменного здания для театра в г. Саратове Комитет». Комитет этот был организован в следующем составе:
Председатель Афанасий Алексеевич Столыпин, который в сороковых годах прошлого столетия состоял Саратовским Губернским Предводителем Дворянст¬ва (С конца августа 1864 г. его заменил Александр Павлович Слепцов — Губернский Предводитель Дворянства). Члены:
1) Матвей Евдокимович Шерстобитов (Саратовский Городской Голова),
2) Иван Петрович Зотов — отставной гвардии штабс-капитан (Умер в июле 1864 г., его заменил Григорий Кузьмич Деконский (отставной капитан генерального штаба),
3) Михаил Александрович Попов (Саратовский полицмейстер),
4) Карл Васильевич Тиден — Саратовский Губернский Архитектор и от Городского Общества:
5)Василий Викулович Гудков (Отказался и вышел из состава в августе 1864 г., приняв на себя подряд кладки театра; его заменил Тимофей Ефимович Жегин. Впоследствии, с избранием его в 1865 г. в Городские Голо¬вы, Гудков вновь вошел в состав Комитета),
6) Яков Петрович Славин (Отказался и вышел из состава в феврале 1865 г., его заменил Егор Матвеевич Носаков, в свою очередь отказавшейся в июне 1865 г. и ни кем не был заменен) и
7) Тимофей Трифонович Емельянов (Член-казначей).
19 декабря 1863 года был высочайше утвержден составленный Саратовским Гу¬бернским архитектором К. В. Тиден план на Саратовский театр (По частным сведениям весьма деятельное участие в составлении этого плана принимал городской архитектор А. М. Салько), а весною 1864 года была совершена закладка и приступлено к постройке театра. Постройку признано было наиболее выгодным и целесообразным производить хозяйственным, а не подрядным способом, (Указ Губернского Правления от 4 мая 1864года), с чем согласилось и Министерство Внутренних Дел. Но, как и следовало ожи¬дать, ассигнованных сорока тысяч руб. ока¬залось недостаточным и уже в самом нача¬ле 1865 года возникла переписка о необходи¬мости ассигновать «на окончательную достройку театра 14,837 р. 38 ¼ коп.", о чем и состоялся приговор Общества 8 февраля 1865 года с отнесением этой ассигновки на ожидаемые к поступлению недоимки 1864 и 1865 годов. За этой дополнительной ассигновкой в скорости последовали другая и по окончательному подсчету в конце концов здание городского театра с проведением в него воды (из горного водопро¬вода) с приобретением ламп, бра, люстр и пр. обошлось в 79,780 руб. 45 коп. сер.
Еще 14 июня 1865 года в Городской Думе был возбужден вопрос о том, что необхо¬димо «известить публику и преимущественно желающих содержать театры» о том, что здание театра отстроено. Решено было «пропечатать об этом троекратное объявление в «Московских Ведомостях», газете «Северной Почте», в «Справочном Листке» и «Губернских Ведомостях»: Саратовских, Астраханских, Самарских, Казанских, Нижегородских и Пензенских». В этих газетах в конце июня месяца 1865 года появилось такое объяв¬ление: «Саратовская Городская Дума приглашает желающих снять в аренду вновь вы¬строенное каменное здание театра в гор. Сарато¬ве, со всеми к нему принадлежностями, как-то: декорациями, лампами и люстрами. Здание устроено по образцу новых театров». На эту публикацию, как увидим ниже, отозвались несколько предпринимателей. Тут в архивных делах дореформенной Городской Думы мы впер¬вые встречаем упоминание о Саратовском Театральном Комитете. Первая бумага «под флагом» Театрального Комитета в архивном деле имеется от 18 октября 1855 года № 426 с препровождением в Думу заявлений лиц, желающих взять новый театр «в арендное содержание». Но прежде, чем перейти к этим заявлениям, мы считаем нужным остановить¬ся на составе и значении Театрального Комите¬та того времени. Комитет этот имел весьма мало общего с тем специально-исполнительным органом Городского Управления, который теперь ведает городское театральное дело по избранию и поручению Городской Думы. Кто избирал или организовал Саратовский Театраль¬ный Комитет «шестидесятых годов» из дел не видно. Но можно предположить с весьма высокой степенью вероятности, что этот Коми¬тет является продолжением «Комитета по уст-ройству театра», о котором мы говорили выше. Старое дореформенное городовое положение не знало нынешних исполнительных комиссий, избираемых Городскою Думою и разные городские «Комитеты», действовавшие в то время представляли из себя, выражаясь своевременным языком, учреждения «междуведомственные», в состав которых, на ряду с город¬скими представителями, в большинстве случаев преобладали лица, назначенные, или приглашенные местной губернской администрацией. Тоже самое замечается и в составе Комитета по постройке нового театра в Саратове. Вы¬шеуказанное отношение Театрального Комитета от 18 октября 1865 года подписано Председателем, Саратовским Губернским Предводителем Дворянства А. Слепцовым, которого рань¬ше мы встречали Председателем Комитета по постройке театра. К этому отношению прило-жены заявления иностранки Екатерины Шмитгоф, купца Николая Иванова, купца Петра Ми¬хайловича Медведева (известный драматический артист), иностранного поселянина Константина Келлер (по театру известный артист Берг) и инженер-технолога Петербургского купца Оси¬па Шехтель. Условия, предложенные этими со¬искателями, представляются очень разнообразны¬ми. Одни из них принимают на себя отопление и освещение театра, другие отказывались от этих расходов. Берг (Келлер) требовал от города ежегодной субсидии в 3000 руб. Рассмотрев все эти заявления, Комитет нашел, что наиболее выгодные и удобныя условия предлагает Шехтель. Надо заметить, что Шехтель был местным домовладельцем, имел тогда первый в городе винно-гастрономический магазин и гостинницу с номерами для приезжающих на Московской ул. близь Большой Сергиевской ул. и состоял собственником летнего загородного театра в саду, перешедшем в последствии к Сервье, а потом к городу.
С заключением Комитета о сдаче театра Шехтелю согласились Дума и Губернское Правление. Но дореформенная бумажная волокита «по инстанциям» затянула заключение с Шехтелем договора, каковой был совершен только 23 февраля 1866 года, спустя почти 4 месяца после фактического открытая театра. Театр Шех¬телю был сдан с 1 ноября 1865 года и по 1 марта 1870 г. по 1200 руб. в год к с пла¬тою, кроме того, за каждое представление установленных пошлин (§ 77 Полож. о доходах г. Саратова). Отопление и освещение за счет арендатора. О буфете и вешалках ничего не упоминается в контракте; но по общему смы¬слу его эти доходный статьи, которым тогда, очевидно, не придавали значения, также посту¬пали к Шехтелю все за те же 1200 руб. в год. Несмотря на это, Шехтель выговорил себе право досрочного отказа от содержания теат¬ра, если содержание это «окажется для него разорительным». Художественная сторона предприятия регулировалась только одним 10 пунктом договора следующего содержания: «На сцене обя¬зуюсь я, Шехтель, иметь во все время содержания театра полную и лучшую драматическую труппу артистов и приличный оркестр музыки так, чтобы публика была довольна». В начале 1867 года Шехтель умер и опека, учрежденная над его имуществом, в лице его вдовы Дарьи Шехтель и купца А. И. Недошивина, с разрешения Сиротского Суда, Городской Думы и Губернского Правления, передала в права и обязанности по этому договору капитану Алек¬сандру Романовичу Глазенап и иностранному поселянину Саратовской губ., колонии Верхней Грязнухи Константину Федоровичу Келлер (по театру Берг), с которыми Дума 15 мая 1867 г. и совершила новый контракт на срок с 1 ию¬ля 1867 г. по 1-е марта 1870 года на тех же точно условиях, на которых театр содержал Шехтель. Новые антрепренеры городского театра также были из числа своих местных людей: Глазенап — Саратовский помещик, а Келлер (Берг) — Саратовский колонист, хотя к тому времени он был уже очень большой известностью в театральном мире и общим любим¬цем Саратовской публики.
Глазенап и Келлер приняли театральное дело в Саратове на ходу. Открытие же театра и его первые шаги пред Саратовской публикой выпало на долю антрепризы Шехтеля.
Открытие вновь выстроенного городского театра состоялось в четверг, 4 ноября 1865 г., и на первый спектакль были поставлены: «Горь¬кая Судьбина» — драма Писемского, «Муж не муж или женатый и не холостой» — водевиль и дивертисмент — танцы и пение.
Начало его, как и вообще всех последующих спектаклей, было назначено в 6 ½, час. вечера. Состав труппы, открывавшей городской театр, был следующий: К. Ф. Берг, М. Ф. Яковлев, Г. В. Таланов, Н. К. Мельников, Ф. И. Новиков, А. П. Бельский, П. Е. Дашков, Е. Ф. Стрелков и др., г-жи Н. И. Берг, А. И. Стрелкова, Е. Н. Вольская, Е. М. Дашкова, О. Я. Климовская, А. К. Астафьева, А. С. Орло¬ва, А. С. Порецкая, Эстелла, Лаурета (последние две танцовщицы) и др. В делах Городской Думы открытие театра не оставило никакого следа. Но в «Саратовском Справочном Листке» за 1865 год мы нашли описание первого спектакля в нашем городском театре. Открытие город¬ского театра явилось большим событием в об¬щественной жизни г. Саратова, жгучей злобой дня. В «Справочном Листке» заполнялись длин¬ные столбцы описанием этого события. В номере «Справочного Листка» от 9 ноября 1865 года открытию театра была посвящена обширная и обстоятельная «Театральная хроника».
«Театр был буквально полон», говорит хроникер; он восторгается «простотой и изящ¬ностью» отделки театра. «Освещение в 120 стеариновых свеч в хорошеньких золоченых бра — удовлетворительно и щеголевато», удостоверяет автор хроники. Перед открытием занавеса в первый спектакль предполагалось про¬честь «пролог». Но мысль эта, — замечает хро¬никер, по независящим от дирекции театра причинам, не была исполнена. Но эти «независящие причины» не помешали появиться этому «прологу» в печати: он был помещен в №№ «Саратовского Справочного Листка» от 16 и 17 ноября 1865 года. Автор его не известен, но, судя по его содержанию, можно предположить, что «пролог» является произведением кого-ли¬бо из состава труппы, или же, по заказу ан¬трепренера, составлен каким-либо местным литератором. Пролог начинается так: «Появлению драматического искусства в Саратове мы обязаны старанию бывшего Губернатора Действительного Статскаго Советника Панчулидзева. Неподдельная любовь к эстетике побудила его выстроить здесь первый театр. С тех пор прошло уже полстолетия. В то время Саратов далеко не имел того значения, которого он достиг в настоящее время, возбудив к себе зависть даже в городах более значительных. Деревянное здание театра вполне удовлетворяло современникам и усердно доставляло эстетиче¬ское развлечение населению всего города до тех пор, пока не состарилось и не уступило влиянию всесокрушающего времени. Пять лет тому назад начальник губернии г. Игнатьев нашел нужным заменить старое здание новым. Бла¬годаря личной и денежной помощи А. А. Сто¬лыпина, новое, хотя и деревянное, здание уже более соответствовало требованиям того вре¬мени и могло удовлетворять город, население которого увеличилось до 80 тыс. душ... Но недолго суждено было жителям пользоваться новым зданием: не более как через два года театр сделался жертвою пламени... Сегодня опять ровно через три года, мы здесь собрались окруженные блеском, как бы от огня, в возродившемся театре ... Настояний театр смело принимает вызов современной цивилизации и может дать ответ на все требования драматической литературы... «По всей вероятности, в быстроразвивающемся Саратове, через несколько лет будет мало и этого помещения для любителей драматического искусства». «Пролог этот, из которого мы заимствуем только весьма немногие, наиболее характерные и интересные, выдержки, заканчивался выражением благодарности «мудрому Правительству, Начальнику Губернии, Театральному Комитету и всем гражданам, содействовавшим постройке нового театра». Так был сооружен и открыт существующий Саратовский Городской Театр.

Председатель Городского Театрального Комитета И. Славин.
21 Марта 1912 г.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий или два

Страница 1 из 11

Наверх