Путешествие по Волге и Дону наследника цесаревича Александра Александровича (Из его дневника за 1869 г.)

8 Мар
2012

23 июля/4 августа. Среда. Пароход «Счастливый». Сызрань, Хвалынск, Вольск.

Встали в 8 ч. и пошли пить кофе все вместе в рубке и болтали и курили. К 11 ч. пришли мы в Сызрань и вышли на берег в приготовленную для нас беседку, где купечество угощало нас чаем и кругом было множество народу и резервный батальон, который стоит в здешнем городе. Поблагодарив всех, мы взошли снова на пароход и отправились дальше. В 1 час завтракали и разговаривали, а потом играли с Минни на фортепианах и на корнете. Гуляли

и ходили по всему пароходу и любовались видами. К 3 часам подошли к Хвалынску, и там то же самое, угостили нас чаем, приняли с хлебом-солью и рыбами. Я прошел по фронту резервного батальона, и потом, простившись со всеми, сели на пароход и отправились дальше. Я читал, а потом лег поспать до обеда. В ½ 6 сели все обедать, и я был все время не в духе, потому что нездоровилось, и потом страшно надоели все эти остановки по городам. После обеда курили и сидели на рубке, где наслаждались видами и воздухом, но к вечеру стало очень свежо.

В 8 ч. мы еще остановились в Вольске, где была страшная толпа, и мы вышли принять хлеб-соль, а потом прошлись по мосткам поклониться народу, и нас просили непременно поехать в город, но я отклонил, и все наши были недовольны мною, но я решительно не мог решиться и чувствовал себя совершенно нехорошо. Отойдя от пристани, мы прошли несколько верст дальше и там остановились на ночлег. Пили чай со всеми нашими, а потом разговаривали и курили, а в 11 разошлись. Я лег сейчас же спать и чувствовал себя так нехорошо, что боялся совершенно разболеться, но, слава Богу, утром было лучше.

24 июля/5 августа. Четверг. Пароход «Счастливый». Саратов.

Встал в 8 часов и пошел пить кофе, но не застал никого еще готовым. Мало-помалу пришли все и после кофе курили и разговаривали, и становилось уже очень жарко. К 11 часам стали подходить к Саратову, вид которого с Волги очень красив и живописен. На пристани встретили нас власти. Были Глинка как начальник округа, вице-губернатор Набоков, потому что кн<язь> Щербатов вышел в отставку, а кн<язь> Гагарин, который назначен сюда, к общему отчаянию всей губернии, из Архангельска еще не приехал и, говорят, очень болен, почти без надежды. С пристани отправились мы втроем прямо в собор. Народу было очень много, но порядок большой, так что толкотни не было, и нас конвоировал

все время взвод астраханских казаков, и были между ними славные люди. После краткого молебна мы отправились в приготовленный для нас дом купца Кокуева на самом берегу Волги и с садом. Хозяин встретил нас со всем семейством и с хлебом-солью. Осмотревши наши комнаты, мы расположились в них очень удобно, и дом внутри очень хорош и опрятен; комнаты уютны и со вкусом убраны, одним словом, отлично и приятно. Все наши расположились тоже в нашем доме наверху.

В 12 ч. вышли с Минни на большой прием, и было очень много представляющихся, и в особенности дворян и купцов. Блюд было поднесено множество всяких: серебряных, резных, деревянных. Кончивши прием, мы переоделись и собрались со всеми нашими завтракать, а потом гуляли и курили в саду и на балконе. В ½ 3 снимались в саду у фотографа Муренко группой со всеми нашими в страшнейшую жару, а после этого я пошел писать немного журнал, а потом лег поспать, потому что чувствовал себя еще слабым, и болела голова.

Выспался отлично, и в 5 вышли к большому столу. Гостей было много, и музыка гремела страшно. После обеда пили кофе, разговаривали и слушали пение общества, основанного здесь господином Шафрановым, и которое очень хорошо начинает идти.

В 7 разошлись, и, покуривши немного и переодевшись, мы отправились осматривать город и были в земской больнице, которая очень хорошо содержана, и воздух чистый; обошли всех больных и потом отправились в женский институт, который находится за городом, и ехать было очень далеко и пыльно.

Девиц было немного, около 50, все остальные распущены к родителям. Слушали их пение и осматривали все заведение и оттуда проехали в здешний театр, который был набит битком, и жара была страшная. Мы видели одну пьесу «Вечер с итальянцами», перевод с французского и музыка Оффенбаха; играли очень недурно. Из театра мы вернулись домой, и Минни пошла одеваться на бал, а я с Алексеем пошли пить чай с нашими в бильярдную и потом сами пошли одеваться, а в ½ 11 отправились на бал в дом дворянства, который дали нам дворянство и купечество вместе, и было очень мило устроено, но жара страшная, и народу много. Протанцевали 4 кадрили, и к Минни представлялись дамы. В 1 час, поблагодарив всех, мы вернулись домой и скоро после легли спать в своих комнатах. Заснул скоро, но спал недолго, потому что мухи ужасно приставали и не давали покоя и, кроме того, рано надо было вставать.

25 июля/6 августа. Пятница. Саратов. Пароход «Счастливый».

Встали с Алексеем в ½ 7 и, одевшись, пили кофе, а в ½ 8 зашел поздороваться с Минни, и потом отправились с Алексеем, Козловым и Олсуфьевым в лагерь за город и там сели верхом и объехали войска, а потом было учение в страшнейшую жару, и учились отлично. Было 2 полка пехотных 40-й дивизии и 3 батальона той же дивизии. Полки были Имеретинский и Гурийский. После учения мы отправились в палатку, нарочно приготовленную для Минни, которая приехала в 9 ч., и мы приняли хлеб-соль от Астраханского казачьего войска, которое прислало своих депутатов встретить нас здесь. Потом начался церемониальный марш, тоже очень хорошо проходил. Кончив все, я собрал всех начальников и благодарил их за учение.

Оттуда отправились в город обратно и заехали в военный госпиталь, который помещается в наемном доме и очень невелик. Обошли всех больных и все палаты, а потом отправились в острог и обошли всех арестантов, которых теперь налицо 300 ч<еловек>. Острог очень стар и плох и набит порядочно, потому что рассчитан на 200 ч<еловек>. Женщин немного, а все больше военного ведомства. Обошли все конурки и вернулись оттуда прямо домой, потому что жара была нестерпимая и ездить было невозможно. Вернувшись домой, мы переоделись и потом собрались все завтракать в столовой, а потом курили и болтали. Играли немного в бильярд и разговаривали с нашими господами, а в 3 ч. все отправились на пароход, где простились со всеми властями военными и гражданскими и отправились в дальнейший путь.

Нас дворянство провожало на пароходе несколько верст. Против лагеря вышли солдаты все белые и встретили с «ура» и бежали еще вдоль берега за пароходом, а артиллерия салютовала на берегу же. Простившись с пароходом, который нас провожал, мы все разбрелись по каютам, а я пошел в ванную и великолепно освежился, а потом вымылся. После этого собрались все обедать, но ели мало от страшной жары; кончив обед, курили и разговаривали на рубке и любовались видами. К 8 часам бросили якорь у крутого берега и вышли все погулять на земле. Некоторые отправились на гору, а другие отправились по узкой долине, а мы с Гиршем и матросами развели костер, а потом присоединились к другим и, усевшись на берегу, пели, а к 10 ч. вернулись все на пароход и пили чай на рубке, потому что внизу было слишком жарко. После чаю курили и разговаривали, а в 1/2 12 разошлись и писали еще свои журналы и после легли спать. Заснул отлично, но проснулся в 3 ч. со страшнейшей головной болью и промучился долго, пока снова не заснул.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 1,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий или два

Страница 1 из 11

Наверх