В.А. Шомпулев. Радищевский музей. Адрес-календарь Саратовской губернии на 1888 г. Приложения. С. 38--49

26 Фев
2012

День 29-го июня 1885 года останется навсегда памятным не только для одних жителей г. Саратова, но и для всего Поволжья; в этот день саратовцы праздновали открытие первого в России провинциального музея изобразительных искусств имени А. Н. Радищева.

В своё время в газетах было много говорено о значении новооткрытого музея в научном и нравственно-воспитательном отношении, так что повторять всё это мы считаем лишним. Но признавая со своей стороны всю важность подобного, выдающегося из ряда вон, события, мы думаем, что для читателей «Адрес-Календаря» небезынтересно будет ознакомиться с обстановкой, предшествовавшей открытию Радищевского музея, и с самим его открытием.

Мысль об открытии в Саратове художественного музея, как и большая половина трудов и средств по его сооружению и обогащению, принадлежит профессору живописи А. П. Боголюбову[i].  Мы не знаем, когда и при каких обстоятельствах зародилась у г. Богололюбова мысль основать в Саратове художественного музей, городскому управлению она стала известна в декабре 1877 года, когда городские представители, будучи в Петербурге по делам города, впервые услышали от К. П. Победоносцева[ii] о намерении г. Боголюбова основать в Саратова музей. Мысль эта первоначально была выражена в том смысле, что г. Боголюбов изъявил желание после своей смерти пожаловать городу Саратову принадлежащую ему, Боголюбову, коллекцию картин и других художественных ценностей, передать для основания в Саратове музея, с тем, чтобы город дал для того необходимое помещение и чтобы музей этот именовался Радищевским, в память о предке г. Боголюбова, знаменитом А. Н. Радищеве,  уроженце Саратовской губернии. С таким же сообщением К. П. Победоносцев, 6 декабря 1877 г., обратился и к бывшему тогда Саратовским губернатором М. Н. Галкину-Врасскому, прося его содействия к осуществлению мысли г. Боголюбова, причём в письме этом К. П. Победоносцева было пояснено, что кроме всех своих художественных предметов, оцененных в 100 т. руб., г. Боголюбов завещал ещё, по смерти своей и своего старшего брата, 25 т. руб., школе рисования, которая имеет быть устроена при музее, а для лучших её учеников даёт три стипендии, по 300 руб. каждая, в академии художеств. Узнав о намерении г. Боголюбова, городская дума в заседании 11 января 1878 г.,  высказав полную готовность содействовать осуществлению мысли А. П. Боголюбова относительно образования в Саратове художественного музея, выразила, однако, желание, чтобы коллекции эти были пожалованы г. Боголюбовым до его смерти. Было решено, в таком случае, построить на городские средства новое каменное здание для помещения музея вместе с рисовальной школой. В этом же собрании г. Боголюбов был избран почётным гражданином г. Саратова. Начавшись таким образом дело оставалось однако без движения до апреля 1880 г., когда бывший саратовский губернатор М. Н. Галкин-Врасский, своими письмом на имя городского головы, подтвердил решение А. П. Боголюбова, относительно пожертвования его собраний проектированному им Радищевскому музею до своей смерти, как того желал город. При этом он сообщил, что А.П. Боголюбов обещает пожертвовать после смерти своей и своего брата принадлежащего им дома в Москве, стоимость которого вместе с переданного школе капиталом, составит до 100 000 руб. Снова начались переговоры, и составление плана на постройку музея было поручено городом, согласно желанию г. Боголюбова, известного профессора архитектуры И. В. Штрому[iii]. По соглашению этого последнего с г. Боголюбовым, план был выработан и через бывшего гофмаршала, генерал-адъютанта В. В. Зиновьева и Министра Внутренних дел графа Игнатьева[iv] он был удостоен высочайшего одобрения; на докладной записке г. Боголюбова, приложенной к плану, его Императорское Величество изволил собственноручно написал — «одобряю». По первому плану, при музее проектировании помещения, предназначенные в сдачу для биржи и магазинов, доходы от которых предполагалось усилят ресурсы музея. Место для постройки музея было отведено на Соборной площади у городского бульвара[v]. Впоследствии дума нашла неудобным совместить в одном здании музей, биржу и магазины и решили отделить помещение при музее только для школы рисования и для городской публичной библиотеки. Место первое, назначенное для постройки музея, оказалось также неудачным и дума в заседании 30 мая и 21 июня 1880 г. высказалась за местность для музея на Театральной (Хлебной) площади, против здания театра, где ныне и помещается музей. План музея, составленный Боголюбовым и Штромом, был передан Министру Внутренних дел в Строительную Комиссию, где он был одобрен и отослан по назначению. Городским управлением план этот был получен в сентябре 1881 г.

Между тем, город, отнёсшийся вначале так горячо к мысли основания в Саратове музея, успел охладеть к ней и дело об открытии музея снова замолкло. Г. Боголюбов, не получая долго от городской управы никаких известий о ходе его дела, обратился письмом к бывшему тогда саратовскому губернатору А. А. Зубову[vi], с просьбой содействии осуществлению его мысли об открытии музея. Говорят, что г. Боголюбов, сочтя долгое молчание города за нежелание принять его предложение, думал одно время передать свою коллекцию и денежное пожертвование какому-нибудь приволжскому городу, с тем чтобы основать там музей. В письме своём к А.А. Зубову от 2 января 1882 года г. Боголюбов, сообщая о результатах своих прежних переговоров с городом, жаловался между прочим на холодное отношение города к его мысли: «Вот уже прошло полгода», писал он, «как не слышу ничего о своём деле для которого отдал всё, что может отдать человек, стремящийся только осуществить идею пользы народного образования при помощи искусства! Такая холодность к делу самих саратовцев меня очень огорчает, а потому решился обратиться к Вам Ваше Превосходительство, и просить Вашего просвещённого содействия к моему делу, поистине благому». Далее он сообщает, что ещё четыре года назад он имел счастье говорить с Его Величеством о своём намерении открыть в Саратове музей и впоследствии, при милостивых Его Величества расспросах неоднократно имел счастье сообщать, что по этому делу ему было известно, а так же и то, что он получил звание почётного гражданина г. Саратова. Государь Император, по словам Боголюбова, всегда весьма счёл выслушать его заявления. В этом же письме Боголюбов писал, что архитектор Штром  обязался сделать смету здания, по доставлении ему справочных цен материалов, а также выработать все детали здания, не отказываясь до окончания постройки музея постоянно следить безвозмездно, за ходом постройки, если этого пожелает город. С этого времени дело о постройке музея приняло совсем другой оборот. Благодаря вмешательству А.А. Зубова, оно быстро продвинулось вперёд, так что уже 10 марта 1882 г. городская дума в заседании своём постановила: приступить к постройке музея непременно в предстоящем лете текущего года. «Город наш», писал А.А. Зубов 8-го февраля 1882 г. в ответе на письмо г. Боголюбова, «находится в руках купцов, а саратовское купечество, как крыловский петух, предпочитает ячменное зерно жемчужному: «оно не столь хоть видно да сытно». Чтобы побудить думу на расходы для изящных искусств, надо много усилий!»

Меж тем чертежи и план, исполненные профессором архитектуры И. В. Штромом, согласно нового проекта построения здания музея, 24 апреля 1882 г. были удостоены Высочайшего одобрения. Исполнение этого проекта, по смете, составленной городским архитектором А. М. Салько[vii] в сумме 101 000 руб., постановлением городской думы 15 октября 1882 года было возложено на особую исполнительную комиссию, в состав которой вошли, под председательством А. В. Пескова, члены: А. Н. Епифанов, С. Д. Чирихин, И. Д. Шиловцев и И. Т. Нерода[viii]. Главным руководителем по построению музея в техническом отношении принял на себя профессор И. В. Штром, ближайшее же наблюдение за исполнением работ было поручено составителю сметы, городскому архитектору А. М. Салько.

1-го мая 1883 года, после обычного богослужения, совершённого преосвященным епископом Саратовским Павлом, в присутствии начальника губернии А. А. Зубова, городских представителей и почётных гостей, состоялась закладка здания художественного музея им А.Н. Радищева. Комиссия, которой в этом случае нельзя не отдать справедливость, отнеслась к своим обязанностям крайне доброжелательно и с большим вниманием, руководствуясь в важных случаях советами А.П. Боголюбовым и профессором Штромом. В расходах на строительное дело не только не превышено сметное назначение, но ещё соблюдена была экономия. Ещё м до окончания построения музея и его внутренней отделки в городскую управу стали поступать заявления от различных учреждений и частных лиц, где высказывалось желание пожертвовать те или другие вещи в новостроящийся музей; пожертвования эти продолжают поступать и до настоящего времени. Сам большое и ценное было пожертвование Государя Императора, состоящее из многих дорогих и ценных вещей, которые были пожалованы из Императорского Эрмитажа и из запаса кабинета Его Императорского Величества. Много ценных и редких вещей было прислано в музей Императорской академией художеств. Поступившие за время построения музея вещи настолько его обогатили, что ко дню открытия число вещей, находившихся в распоряжении музея, простиралось уже до 1761. Июня 14-го 1885 года было получено, согласно ходатайства города, разрешение на открытие в Саратове художественного музея, а 27-го июня состоялось его освящение.

День 28-го июня был посвящён осмотру общего устройства и убранства музея строительной комиссией и всеми членами городской думы. 29-го июня состоялось торжественное открытие музея.

К 12-ти часам дня в одном из залов музея собрались все гласные городской думы с их семьями, начальник губернии А.А. Зубов с супругой и многие другие приглашённые лица, а так же  небольшое семейство прямых потомков А.Н. Радищева[ix].

Акт начался молебном, после которого начальник губернии, объявил, что Радищевский музей открыт, прочёл прочувственное слово о значении изучения искусства в смысле народного развития и о той несомненной пользе, которую следует ожидать от музея и предположенной при нём школе не только для одного г. Саратова, но и для всего Поволжья. После него говорили: председатель комиссии по постройке музея А.В. Песков, и. д. Городского головы И.Я. Славин, брат  А.П. Боголюбова – Н.П. Боголюбов[x] и сам А.П. Боголюбов.

Вслед за тем все присутствующие были приглашены городским головой к парадному завтраку в зале купеческого собрания. Первый тост за этим завтраком был провозглашён начальником губернии А.А. Зубовым за здравие и благоденствие Их Величеств Государя Императора, Государыни Императрицы и его Императорского Высочества Великого Князя Владимира Александровича[xi], как президента императорской академии художеств. Тут же были посланы телеграммы на имя господина Министра Внутренних дел, с просьбой повергнуть к стопам Его Императорского Величества Государя Императора верноподданнические чувства благодарности саратовского городского общества за милостивые и щедрые дары, украсившие новооткрытый музей, и на имя Его Императорского Высочества Президента академии художеств, с просьбой принять верноподданнические чувства благодарности городского общества за высокое содействие к обогащению музея. В ответ на посланную телеграмму Государь Император 6 июля 1885 года Высочайше повелел соизволить: благодарность саратовское городское общество. Его Императорское Высочество Великий Князь Владимир Александрович на посланную телеграмму изволил ответить: «Радуюсь совершившемуся событию и желаю новому музею дальнейшего развития и процветания».

Помещение музея и расположение в нем вещей, в настоящее время следующее: парадный вход ведёт в высокую и довольно большую залу, в середине которой раскидывается широкая лестница с чугунной, прекрасного рисунка, перилами под старое золото; на площадке стоит роскошный камин из чёрного порфира — дар музею Государя Императора; на камине помещаются французские бронзовые часы и канделябры XVI века; по сторонам развешены зеркальные наличники, также стиля Людовика XVI, а над всем этим высится надпись открытия и закладки музея, совершившегося в благополучное царствование Императора Александра III-го. С площадки этой два широких входа, по сторонам которого висят громадные картины: убиение царевича Дмитрия профессора Плешакова, видение Иоанна на острове Патмосе — профессора Мейера, распятие Христа Спасителя — Журавлёва и ангел смерти — Мери Этлингер, ведут в аванзал, где прежде всего бросается в глаза цветное окно в стиле ренессанс, работы худ Сверчкова, изображающее избрание православие св. равноапостольным князем Владимиром и сверху украшенное гербом дома Романовых; по стенам развешены портреты Государя Императора, Государыни Императрицы, в бозе почившего наследника цесаревича Николая Александровича, великого князя Владимира и Алексея Александровичей и многие фотографические изображения, носящие оригинальные надписи, как августейших особ, так и других лиц. Тут же по углам, на невысоком пьедестале, помещаются прекрасно исполненные бюсты Христа Спасителя и Божьей Матери, из белого каррарского мрамора, работы итальянского мастера Бенцони. Расположение музея таково: верхний этаж состоит из шести зал и двух проходных, охватывающих всю лестницу, которая освещается верхним светом, и в нижнем этаже, направо и налево от лестницы, находятся также по три залы. Залы прав стороны верхнего этажа заняты картинами иностранных и русских художников новейшей школы. Тут помещены картины Коро, Добиньи, Диаза, Зиема, Поль-Лоранса, Андрея и Освальда Ахенбахов, Гюдена, Кнауса и проч. Представителями русской школы являются произведения: Брюллова, Репина, Поленова, Иванова, Бронникова, Айвазовского и других знаменитых художников. В простенках помещены: старинная мебель, образцы старинной бронзы, статуи, бюсты и проч. Залы левой стороны верхнего этажа занимают картины братьев Маковских, Клевера, Иванова, Васильева, Боголюбова, Журавлёва, Клодта, Поленова, Репина и др. Здесь также расставлена старинная мебель и витрина, наполненная образцами старинной бронзы, стеклом, фарфором, фаянсом и др. мелкими вещами. Залы правой стороны нижнего этажа занимают картины старинных школ: итальянской, фламандской и испанской. Все они составляют дар Государя Императора. В средней зале стоит витрина со старинным и новым серебром, пожертвованным А.П. Боголюбовым. Залы левой стороны того же этажа заняты майоликой, акварелями, рисунками и портретами различных известных художников. Тут же, в одной из зал, отделён угол, названный Тургеневским; между другими вещами, напоминающими собой нашего известного писателя, здесь находятся его рабочий стол, кресло и ручка с пером, которыми писал Тургенев, присланные в музей г-жою Виардо.

Стены зал, как верхнего, так и нижнего этажей, обиты коврами гобеленовой фабрики Бове[xii], ковровыми картинами старинных итальянских и фламандских тканей и обработанными кожаными обоями различных столетий. Остальные помещения здания музея предназначены для техническо-художественной школы и городской публичной библиотеки.

Чтобы хоть сколько-нибудь ознакомиться с отношением к музею местной публики, считаю не лишним привести здесь следующие, чисто статистические сведения о состоянии Радищевского музея за первый год и одиннадцать месяцев его существования, с 1-го июля 1885 г. по июнь 1887 г.

С 1-го июля 1885 г и до конца то же года, т. е. в течение шести месяцев, в музее побывало посетителей: даровых 58296 и внесших плату за вход 4051, всего же 62347 чел. На следующий год эти цифры значительно понизились, а именно — в течение всех 12 месяцев 1886 г было посетителей: даровых 30432, платных 4153, всего же 34585. Это понижение продолжается и в настоящем году, как о том можно заключить по счёту посетителей за первые пять его месяцев, в которые музей посетило 11273 лица (10212 бесплатно и 1061 с платой). Постоянное уменьшение вышеприведённого числа легко объяснить тем, что музей всё более утрачивает для саратовцев интерес новизны, который он представлял сначала; однако числа эти всё-таки остаются весьма почтенными.

Сбор платы за вход в музей достиг за всё время существования последнего 1384 руб. 75 коп. Эта сумма пошла на содержание музея; кроме того, городской управой издержано на него 1894 руб. 35 коп. В музее производилось копирование картин и рисунков, а в двух словах были написаны масляными красками с натуры этюды художественно-промышленных предметов. В 1885 г копирующих было 8 в 1886 г — 9, в 1887 г. — 6 чел. За всё время сделаны копии масляными красками с 65 картин и этюдов (в том числе с произведений русских художников 49 и с иностранных картин 16); акварелей и рисунков скопировано 5. После открытия музея в него поступило немало пожертвований, а именно в 1885 г. от 20-ти, в 1886 от 47-ми, в 1887 от 8-ми лиц. По годам количество предметов, принесённых в дар музею, выражается следующими цифрами. В 1885 — 305, в 1886 — 1972 и в 1887 г — 72 пр. Вследствие этих пожертвований в музее, заключавшем в себе при своём открытии 1761 предмет, к1-му июня 1887 г. насчитывалось их уже 4110.[xiii]


[i] Боголюбов Алексей Петрович (1824--1896) -- русский художник-маринист. Внук писателя А.Н.Радищева. Закончил Академию Художеств в 1853 году с первой золотой медалью и был назначен художником главного морского штаба. Оставив морскую службу, течение семи лет путешествовал по Европе.

[ii] Победоносцев Константи́н Петро́вич (1827--1907) -- действительный тайный советник, учёный-правовед, писатель, переводчик, историк Церкви. Обер-прокурор Святейшего Синода (1880--1905) . Член Государственного совета (1872), почётный член Императорской Академии наук (1880). Внук священника.

[iii] Штром Иван Васильевич (1825--1887) -- российский архитектор, тайный советник (1880). Работал в Санкт-Петербурге, Киеве и многих других городах страны. Строил православные церкви в Афинах, Германии и в Париже.

[iv] Игнатьев А.Д — см. выше.

[v] Липки — парк в центре Саратова.

[vi] Зубов Алексей Алексеевич (1838--1904) — генерал-майор в отставке, действительный стат­ский советник. Воспитанник Пажеского корпуса, окончил геодезическое отделение Николаевской академии Генерального штаба и оставлен при Пулковской обсерватории. С 1861 г. мировой посредник в Пермской губ. В 1867 г. в чине ротмистра назначен адъютантом к генерал‑фельдмаршалу князю Барятинскому. В 1876 г. отставлен «по болезни» в чине генерал‑майора. Служил уполномоченным Общества Красного креста в Черногории. Екатеринославский вице-губернатор (1880--1881). Должность саратовского губернатора занимал с августа 1881 г. по март 1887 г. (см.: ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 1846. Л. 1, 93--101). В последствии товарищ Главноуправляющего собственной Его Императорского Величества канцелярии, с 1890 г. статс-секретарь императорской канцелярии. С 1888 г. главноуправляющий Александровского лицея. В дневнике А.Н. Минха 1 марта 1887 г.: «Зубов добрый и честный человек. В начале на него имели влияние разные проходимцы из его чиновников почему я несколько лет не бывал у него. […] Зубов их выгнал и всеми силами стал с 1885 года сходиться с лучшими дворянами края» (ГАСО, Ф. 407. Оп. 2. Д. 772. Л. 249).

[vii] Салько Алексей Маркович (1839--1918) -- архитектор, внес большой вклад в архитектурный облик Саратова.

[viii] Песков Александр Васильевич (1838--1901) — потомственный дворянин, действительный статский советник. Член саратовской городской управы (1883--1890, 1893--1896), заступающим место городского головы (1895--1898, 1899--1901) Председатель Исполнительной комиссии по постройке Радищевского музея (1882--1885), попечитель радищевского музея (1885--1896), почётный гражданин Саратова (1890).

Епифанов Александр Николаевич — купец 2-й гильдии, винный откупщик, городской голова (1891--1894), член Саратовского общества любителей изящных искусств (с 1889--1896).

Чирихин Сергей Дмитриевич — купец, второй супруг Алнны Всильевны Гудковой, владелицы торгового дома и чугунолитейного завода, на котором были отлиты лестницы музея.

Шиловцев Иван Дмитриевич — купец, член Саратовской городской управы (1890-е гг.). Нерода Иван Тимофеевич — гласный городской думы, даритель Радищевского музея,  издатель газеты «Саратовский дневник».

[ix] Радищева Камилла Ивановна – владелица родового поместья Раищевых в Верхнем Аблязове Саратовской губернии, которое было унаследовано братьями Боголюбовыми.

[x] Боголюбов Николай Петрович (1821--1898), старший брат А.П. Боголюбова – действительный статский советник, писатель, даритель Радищевского музея.

[xi] Владимир Александрович (1847--1909), великий князь. Был известным меценатом, покровительствовал многим художникам, собрал ценную коллекцию живописи. С 1869 товарищ (заместитель) президента (великая княгиня Мария Николаевна), а с 1876 президент Императорской Академии Художеств, попечитель Румянцевского музея.

[xii] Бове — город на севере Франции знаменитый своей мануфактурой, производившей гобелены, в XVII и XVIII веках высоко ценилившихся в Европе.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 голосов, средний: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий или два

Страница 1 из 11

Наверх